DataLife Engine > Новости интернет > Сленг мобильных гиков сравнили с языком алкоголиков

Сленг мобильных гиков сравнили с языком алкоголиков


5 июля 2010. Разместил: sexy
Институт русского языка имени Виноградова совместно с рекомендательным сервисом «Имхонет» и при поддержке сотового оператора «Билайн» провели исследование сленга активных мобильных пользователей и анализ «мобильных» неологизмов. 600 тысяч пользователей портала «Имхонет» приняли участие в опросе, снабдив уважаемых ученых новыми терминами. Об этом организаторы эксперимента рассказали на пресс-конференции.
В ходе опроса выяснилось, что самыми популярными синонимами определения «мобильный телефон» являются слова «мобильник» (37%), «мобильный» (29,3%) и «сотовый» (24,2%) – впрочем, об этом можно было догадаться и без исследований. 7,8% пользователей называют мобильные телефоны «трубами», 7,6% - «мобилками», 7,3% - «сотиками», 1,1% - «сотками».
Когда пользователям предложили придумать собственные синонимы слова «мобильный» (и проголосовать за самый интересный вариант), они проявили чудеса изобретательности, предложив варианты «блаблафон», «соточка», «звонилка», «телефоша», «ухомор», «дрындозвон», «жужик», «трепальник», «тринделка», «могильник» и множество других вариантов, перечислять которые неподготовленному человеку довольно обременительно для нервной системы.
Кроме того, в рамках эксперимента было проведено голосование на лучшие мобильные выражения. Деятельные участники опроса выбрали, например, такие выражения: «ухоблудить» (27,2%), «положить на телефон» (20,3%), «покормить телефон» (17,2%), «телефон жрать просит» (15,5%), «скончалась батарея» (12,1%), «пробалансить» (10%) и др. Конечно, встречались в результатах опросов и термины, связанные исключительно с брендом «Билайн» (например, «билайничать» или «пчелофон»), что не удивительно в ситуации, когда компания является партнером мероприятия.
Короче говоря, респонденты проявили большую активность и заинтересованность в опросе, а также честность и изобретательность в вопросах создания новых терминов (которые, чем черт не шутит, могут войти в обиход). Это уверило организаторов эксперимента в том, что Интернет, мобильная связь и прочие технологии стали причиной появления новых форм общения, игры слов и появления новой лексики.
По словам лингвиста и куратора исследования «Мобильное слово» Ирины Алхимовой, многие неологизмы пользователей связаны с названиями фирм-производителей гаджетов, кроме того, люди склонны наделять устройства качествами и характеристиками живых существ – например, когда говорят, что телефон надо «покормить» (т.е. зарядить батарею) или что телефон «умер». Кроме того, самим понятием «телефон» чаще всего характеризуют именно мобильники, а не стационарные аппараты (которые называют «старьем», «домашним» или «городским»).
Психолингвист Александр Василевич сравнил сленг активных пользователей мобильных телефонов с языком алкоголиков. Прежде всего потому, что у главных слов («телефон» и «звонить») масса синонимов, как и у слова «выпить». Но это явление, по словам Василевича, ещё предстоит изучить.
В целом, обещание дальше изучать собранный во время опроса материал стал главным итогом круглого стола, который почему-то назвали «Портрет общества через мобильный телефон». Портрет общества участники, кстати, так и не обрисовали, отделавшись абстрактной формулировкой «наверно, это молодые и технически подкованные люди». Но то, что молодые люди с гораздо большим энтузиазмом, чем их отцы и деды, пользуются мобильными, понятно и без исследований. А с термином «технически подкованный» легко поспорить, так как непонятно, что имеется в виду – умение отправить SMS-сообщение или более глубокие познания устройства телефонов.
Зато организаторы эксперимента подумывают над тем, чтобы сделать собственный словарь мобильных терминов (или, как минимум, включить самые распространенные в готовящийся к изданию «Толковый словарь русской разговорной речи»). Нельзя не отметить, что
Внимание! У вас нет прав для просмотра скрытого текста.
такого рода, как правило, отстают на несколько лет.
-То, что достаточно для нашего счастья, часто недостаточно для нашего удовольствия. (Жак Деваль)